Атыляхан. Исторические предания лесных юкагиров

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. Из рубрики «Наша история»

Это удивительное предание лесных юкагиров, записанное от знаменитого знатока родной культуры Василия Шалугина, принесла ученый, большой энтузиаст, постоянный автор нашей газеты Людмила Жукова.

 

Атыляхан был учителем Халандина. Халандин – это наш национальный юкагирский герой. Он защищал бедных, обиженных людей, мстил за них. Грабил чукчей и коряков, что на побережье жили, которые набеги совершали на оленях зимой. С ними дрался, грабил, убивал их так же, как и они юкагирских бедняков, которые жили в верховьях речек в своих зимовьях, которые жили, спокойно промышляя на своей территории белок, лисиц, горностаев; добывали сохатых. На больших горных массивах – где жили дикие олени – их добывали они. Рыбу ловили. Рыбы обилие на нашем юкагирском плоскогорье. В это юкагирское плоскогорье река Омолон целиком входит до среднего течения, Колыма и к ней примыкающие речки как Зырянка, Ясачная, Россоха, Омулёвка, Налучье, Умога, Коркодон, Столбовая, Налучье, опять Мургали, речка Воловичан.

Такие речки как Коркодон, Поповка, Шаманиха, Омулёвка, Олгуя, Россоха очень много имели ответвлений, как говорится, притоков. Все эти речки впадали в Колыму.

[Названия] Всех этих речек, где жил Атыляхан, я сейчас не могу вспомнить. Это рассказывали очень давно, редко. С некоторого времени рассказывали про Халандина, что он таким грабителем был. Давно рассказывали об этом. Вспоминают и рассказывают.

Так он жил, этот Атыляхан. У него было три сына. К ним издалека приезжали на лошадях, на оленях. Этот человек, говорят, был сильный человек. Атыляхан в переводе со старинного юкагирского на современный означает: «Атыл» – нет, яхан – это значит «не дошедший» или «не дойдя до места»*. Он что хотел делать – делал моментально. Вот такой он был способный человек.

– Почему он так делал, – говорят некоторые, – наверное, был шаманом или вот таким (разных рангов эти люди) гипнотизёром?

Но все равно – дело делалось так, как он захотел. Например, на какой-то речке [надо] заезку* сделать, чтоб рыбу ловить. Люди пока собирались: «вот, мол, в этот срок сделаем», а времени совсем мало оставалось, он как будто туда собирался ехать, а пока до этого места эти люди доезжали – он уже там успевал все сделать – лови рыбу, таскай!

По всем речкам было ихнее [семьи Атыляхина] жилье: урасы, может дома типа старых избушек, сделанных из бревен. Или же когда идти на сохатого охотиться он [Атыляхан] тянул, как будто собирается идти и непонятно: то ли пойдет, то ли не пойдет. Вот так вроде бы: что наметил – то всегда сбывалось. Вот такой он был человек.

Сыновей у него было трое. Каждый из них сохатого как зайца таскал, или, рассказывают, что трех сохатых вместе связывал и тащил их – и хоть бы что! Одежда у них была такая: по три слоя сохатиной шкуры. Это осенний мех. Три слоя – это, наверное, около 6 сантиметров. Подошва сама вот такая и штаны из хорошо выделанной шкуры. Ничему не поддавались. И холод не проникал и вода не проникала. Ну, вода, конечно, может проникнуть, но все равно сутки могут выдержать. А они же сушили их.

Рассказывают, сыновья [Атыляхана] расселились в разных местах. Он с младшим сыном был. Вот старуху его не помню. Конечно, была она, наверное, но очень плохо помню. Потому, наверное, что меня интересовал этот старик и его сыновья. Почему-то они были очень сильные. Из рассказов я слышал, что он, этот старик, наверное, спортом занимался. Тренировал своих детей. Физически выносливые они были. Заставлял их тренироваться. Ходили они и тяжести таскали, боролись, прыгали и бегали. Они были очень физически развитые люди и очень расчетливые люди, умные люди были. Просто так они никуда не могли время тратить и зря ни за что не брались.

Вот такой этот старик [Атыляхан] был. Тренировал он своих. Сам он тоже очень большой богатырь был. Говорили, что его следы везде есть, следы Атыляхана. Где он их оставил – они вечно остаются. Например, говорят Дэвенис (неразборчиво. – О. Ч.) – это где-то в Магаданской области. Это местное название. Это, наверное, начало Черского хребта, и дальше – Яблоновый хребет. В тех местах, говорят, есть его дорога [по-над] скалистыми горами скалы – а там сверху его дорога где-то, наверное, в этих каньонах магаданской трассы. Там дальше, наверное, Алданское нагорье, поэтому, значит, говорят, тоже оттуда знают они, что там такие горы есть. Но они, эти древние старики – почем они могут знать, что Алдан – есть самый высокий хребет тоже? Куда он выходит, я сейчас не знаю, конечно. Но они издалека, говорили, это казалось видно – это хребтовая гора.

И вот, этот Атыляхан-старик многих людей богатырями воспитал. Наверное, одним из последних был Халандин. Он его с 13 лет года четыре тренировал. А сам Халандин родом из омолонских юкагиров. Это все Юкагирское плоскогорье не имеет никаких хребтов, горы все малые есть, но невысокие. Остальные все обросшие тайгой. Вот такие горы. Там диких оленей вдоволь, разный пушной зверь. Рек сколько. Все обитаются: лоси, дикие олени. Много находится в них рыбы и до сих пор сохраняются, конечно.

Этот Атыляхан – кто он – юкагир, якут или эвен, я не знаю. На состязаниях, говорят, Атыляхана сыновья I место заняли на лошадях, то на борьбе заняли I место, то еще на чем-то I место занимали. Всегда. Из этих рассказов я выделил Халандина. О Халандине очень много рассказывали как о национальном герое, как о богатыре, как об умном и справедливом человеке. Ну, я не сказал бы, что справедливо он действовал. Защищать – защищал бы, но он страшно людей грабил. Разграбит – но себе ничего не брал. Разделял он. Вблизи находившимся людям говорил он:

– Возьмите и разделите между собой.

Он не жалел никого [врагов]. Пощады не имел. Сколько раз его хотели уничтожить. Но он своей хитростью, своей выносливостью, силой – он все преодолевал. Вот всю, наверное, современную борьбу – он всю знал. Драться умел и человека узнавал, что он думает. Думает человек о чем-то – он издалека узнавал.

У Халандина было три брата, сестра и отец с матерью. Они на Омолоне жили. И вот братья все перебрались через некоторое время, в Коркодоне остались, а вот он приехал на Омулевку [юк. название реки]. Там он женился и род его до сих пор сохранился. Род этот Дьячковых. Род Халандина. Кровь Халандина. Было это до [недавнего времени] сейчас, конечно, не помню, но есть, конечно их родственники. Но мужчин нет. Одни женщины остались. Люди этого рода очень строгие по отношению к людям. Справедливости, конечно, у таких строгих людей очень мало. Они не считаются с мелочами. Они только крупные считают. А с мелочью они не считаются [т.е. все действия по отношению к роду Дьячковых других людей те принимают как крупное оскорбление в свой адрес].

И сейчас даже. Человек случайно, может, взял и пошел по их тропе – это, значит, уже он нарушил. В действительности так, но он по необходимости, чтобы путь укоротить до своего места – он так проезжал. Из-за этого конфликтная ситуация получается. Где ихние перебранки, иной раз до драки доходило. Все равно они говорили:

– Если он ничего и не взял – все равно он нам ненавистен.

Вот черта Халандина в этом заключалась. Что он, раз его тронули, он совсем ненавидел их и говорил, что они неправильно действовали. Он же свои намерения считал правильными. На этом кончу.

В.Г. Шалугин

Записал со слов на русский язык и обработал Олег Чернецов, г. Якутск, 1997 г.

Илкэн, март 2014

На фото В.Г. Шалугин

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *