К Дню геолога — стихи Алексея Коваленко

* * *

Вас пурга не валила?

Не летели по склону?

Втихаря не молились

На Святого Николу?

Не блудили в тумане?

Не тонули в болоте?

Вам maman выбирала

Городскую работу?

Где уютно и чисто,

И асфальт за порогом…

Значит вы, извините,

Не якутский геолог…

 

* * *

Сыну Ромке

Весенней тайги

Пастораль…

В пушке –

Приозёрные лозы…

И многоголосная рань

Кричит и свистит

Во весь голос!

Лениво

Горит костерок…

И рядом –

Томится ушица…

И брошен в нее

Уголёк,

И время уже

Насладиться…

Висят на сучке́:

Карабин,

Рюкзак,

Где галеты

И снасти…

И старший

Всё время бубнит

Про нашу с тобой

Безопасность…

Маршрутом

Уйдём

Через час –

Ала́сом,

Потом – к перевалу…

Потом – к останцам,

Где до нас,

Недавно,

Орлы пировали…

…Но в жизни,

Конечно,

Не так…

Геолог –

Другая работа…

А это –

Студент-практикант

Испачкал

Страницы

Блокнота…

 

* * *

Ветер меняет галс –

Снова подул норд-вест…

Кажется, в пятый раз,

Как и бывает здесь…

Резко на борт кренясь

Делаем поворот –

Курсом на Нижнеянск

Затарахтел вельбот…

…Древний мотор «Москва»,

Лодочник эскимос…

Был бы конвой с ППШ –

Можно снимать кино…

 

* * *

Возле нашей избушки

Живёт под сосной горноста́йка…

Белогрудый красавчик

Беспечно залазит на стол…

Он любимчик отряда –

Нахал, весельчак, попрошайка…

Любит сушки и плов

И умеет шутить, как никто…

Он дразни́т лошадей

И играется с кошкою в прятки,

И студенту вчера

Натаскал макарон в кирзачи…

Но, когда из ветвей

Кувыркнулся на по́лог палатки –

Нам радиста пришлось

Валидолом и спиртом лечить…

Он хозяин ручья,

Где по ямам – налимы в корягах…

А от устья ночами,

Сквозь сети,

Проходит ленок…

Он не видел людей,

Пока мы не раскинули лагерь –

На лесном берегу,

Где таился

Его уголок…

…Нас ещё будут грызть комары

И выматывать кочки…

Будем вязнуть в болотах…

Пройдём не один бурелом…

Но не это… а сказку

Я буду рассказывать дочке

Про зверька,

Что дружил

С бородатой

Маршрутной

Братвой…

 

* * *

Костину А.В.

Гостиница… холл… симпозиум…

Съезжаются делегаты…

Обросшие физиономии…

Медвежьи рукопожатия…

Геологи с экспедиций!

Достойнейшие и лучшие!

В амбициях и традициях!

Подвыпившие по случаю…

Гудит полевая братия –

К чему этикет и жесты?

Предательски на запястьях

Пульс разрывает манжеты…

– А помнишь, как с вездеходом

Тонули на Куранахе?

– А как не везло с погодой

На про́клятом Чаачарда́хе?

– А как горела Тасса́па,

Огнём застилая горы?

– А как мы… не «тихой сапой»,

А сразу – «судьбу за горло»…

…Я буду до смерти помнить

Уяндинскую переправу…

С тех пор у меня икона

Висит на стене по праву…

Густыньская Божья Матерь

Хранит теперь от несчастий…

–А блёстки лауреатства?

–К чертям…

Заодно с начальством…

 

* * *

Макаренкову Владимиру

Давай, мой друг, помараку́ем…

Покурим… сидя на завалинке…

Мы выбрали судьбу такую –

Подольше в ватнике и в валенках…

Пора б обзавестись пристанищем –

Подальше от сияний северных…

И чтобы все… по-настоящему…

Благообразно… по-семейному…

Но через год… а может, ранее…

Мы снова близких раздосадуем,

Когда поманят сопки дальние

С покоя дачных палисадников…

И всё закру́тится… завертится…

Ручьи… распадки… кочки… на́леди…

Где ты обязан за́ три месяца

Закрыть сезон и выйти на люди…

…И нашим детям не пристало

Искать где выгодней и слаще…

Они в палатках вырастали,

Определив свое пристанище…

…Так что останемся на месте,

В своем дальстроевском посёлке…

Где пыль дорогой куролесит

И лошадь за ручьём пасётся…

Где в магазинах – всё в тридо́рога!

И зимы лютые и долгие…

И два часа лететь до города…

Но здесь прошла вся наша молодость!

 

Две судьбы

…В опустевшей юрте

На отшибе

Не закучерявится

Дымок –

Старый Афанасий

Тоже выбыл,

В те края,

Куда направил Бог…

Перед этим –

Бабка-удаганка[1]

Собрала пожитки

В узелок…

Две судьбы.

Два мира.

Две загадки.

Две могилы –

Возле двух

Дорог…

 

* * *

Виталию Данилову

Ещё мы легки на подъём…

Ещё мы при стоящем деле…

Ещё по маршруту идём,

Пусть даже… на самом пределе…

 

Летит наша жизнь, как болид,

Хоть напрочь виски поседели…

Но сердце – не с блажи болит,

А только за дело… за дело…

 

Завтра – борт

…Вот и искры костра

Разлетелись,

Как трассеры,

В небе…

Верхоянским горам –

Наш последний,

Вечерний

Салют…

Завтра – борт…

Завтра – ты…

Завтра – дом,

Где полгода

Я не́ был…

Это снилось,

Что я –

Позвонил

И в прихожке

Стою…

Это снилось,

Что я –

На руках

Поднимаю

Дочурку…

Слышу радостный

Крик,

Прижимаю

К небритой

Щеке…

Завтра – борт!

А сегодня –

Не знаю,

Как переночую…

Как я мог?..

Как я жил?..

Без неё?..

Без тебя?..

Вдалеке…

 

Завтра – борт!

 

* * *

И хлопот,

И забот –

За глаза…

За глаза…

…Здесь другой

Небосвод

И язык…

И пейзаж…

Здесь другие друзья

И работа…

И быт…

…Только вот иногда –

Вдруг кольнёт…

Защемит…

…Только вот иногда –

В перемену

Погод…

С поднебесья

Звезда,

Вдруг, помани́т

На норд…

И заноет плечо,

Где таскал

Карабин …

И увижу лицо,

Что когда-то

Любил…

И в раскосых глазах

Мне сверкнут

Огоньки…

Те, что стали сейчас

Далеки…

Далеки…

 

Кое-что о жизни…

Всеми правдами и неправдами –

Мне дорога легла не скатертью…

Далеко от отца и матери,

Поезда… теплоходы-лайнеры…

Вездеходы… упряжки с нартами…

И посёлки – палатки с нарами…

И соседи – с соседнего лагеря…

И ничто не казалось странным мне –

Севера́ не такое про́жили…

Нам достались лишь тени прошлого…

Да наколки с профилем Сталина…

Загибалась в маршрутах молодость

И седели буйные головы…

Но страна получала олово

И за хлеб отдавала золото…

…Так с туманами-растуманами,

И с закатами-перекатами

Над долинами и распадками

Мои годы, как дым, растаяли…

Я не буду жалеть и каяться…

Биться в стену…

Хвататься за сердце…

Ну, старею…

Но жив пока ещё…

Значит всё ещё

Продолжается…

 

Конец сезона

Забудь разногласия

И непонятки…

Осенняя слякоть

Стучится в палатки…

То снегом…

То градом

Внезапно прихватит…

Пора бы…

Пора бы –

«До дому…

До хаты…»

Построены карты…

Уложены вещи…

Простимся у трапа…

– До встречи?

– До встречи…

 

* * *

Кружка с чаем согреет ладони –

И почувствуешь до́ма тепло…

И закуришь…

И станешь доволен,

Даже снегом,

Что бьётся

В стекло…

Возвратиться в такую погоду

Из маршрута –

Не всем по плечу…

Не в рубашке

Родился я, вроде бы…

А вот в церкви –

Зате́плю

Свечу…

 

Моё побережье

Ветер, как ледокол,

Вытолкал с бухты лёд…

Лодка скользит легко

Зеркалом синих вод.

Сзади остался плёс

С пятнами сонных нерп…

Вытянул лапы пёс –

Смотрит вперёд и вверх!

Солнце над головой –

Не устаёт светить!

И я один такой

Среди земных стихий…

 

* * *

«Мы кровь разогревали на кострах…» –

Читал стихи геолог на Чукотке…

И он был прав…

И по большому счёту

Нас не коснулась жизни суета…

Мы начинали с чистого листа –

С дипломом универа в чемодане…

Мы выкупали бронь до Магадана

Или в другие дальние места…

Тогда престижно было молодым

Годами жить у черта на куличках…

Делиться сигаретой… Или спичкой…

Или последней крошкою еды…

Не всеми поднимались города…

А вот посёлки… трассы…

Это часто…

И в нужный цвет закрашивались карты…

И к лопастям турбин неслась вода…

В печах Норильска плавили металл…

В Тюмени умывались первой нефтью…

И на удачу обижаться было не́ фиг –

Она сама бежала по пятам…

Мы рвали спины, души и сердца…

И убивали ноги в многодневках…

Нам всё равно, что было на тарелках –

Когда весь день ручьями пот с лица…

Нам не хватало северных пространств –

Мы лезли в небо…

Всматривались в звёзды…

И потому мне паренёк с Чукотки

Так симпатичен

Строчкою стиха:

«Мы кровь разогревали на кострах…»

 

* * *

Л.Т.

«Падает… падает снег…»

Как это было давно!

В шуме эфирных помех

Слышу мотив Адамо́…

Трудится старенький «ВЭФ» –

Держит чужую волну…

Падает… падает снег…

Только сейчас – наяву…

Тлеет плавник на костре,

Стелется дым над водой…

Падает… падает снег…

И – вспоминается дом…

…Танцы на школьном дворе

…Свет фонаря на столбе,

…Дым городских сигарет,

…Магнитофон на столе…

Мы где-то в классе восьмом…

Время мечтать и любить!

Волосы, руки, лицо

Школьниц

В духах

«Может быть…»

Девочка!

Счастье мое!

Музыка! Юность! Весна!

Глупое сердце поёт

На девяти небесах!

Кру́гом идёт голова…

Я – в неразгаданном сне…

Где только ты и слова:

«Падает… падает снег…»

 

Падает… падает снег…

 

* * *

Первый мороз

Расписал

На окошке

Стекло…

В печке дрова разгорелись

И стало тепло

И уютно…

Кошка на шкуре оленьей

Мурлычет

Своё олонхо[2]

Так начинается

В нашем пристанище

Утро…

Ночью рыдали гагары

Соседних озёр –

Скоро они улетят,

Не простившись

Со мною…

В рыжую охту

Сентябрь

Закатал

Горизонт –

Перед холодной

И долгой

Якутской

Зимою…

С берега

В речке

Ковшом

Разгоняю ледок…

Чайник залью…

ведро…

И уйду по тропинке…

… Буду еще я так счастлив

И так одинок –

Как в эту осень…

На старой

Таёжной

Заимке…

 

Севера́

Геологам Дальстроя

 

Брошенные территории

Северного «эльдорадо»…

Рудничные конторы,

Базы, карьеры, скла́ды…

Свидетели дерзких помыслов –

Дальстроевские посёлки,

Остались

В геройских повестях…

И в судьбах

Первопроходцев…

…Забытые аэродромы

В плантациях иван-чая…

Заиленные затоны…

Разрушенные причалы…

Голые теплотрассы…

Греются псы на трубах…

Всем здесь

Лимит

На счастье…

Всем здесь

По жизни

Трудно…

Фразы партийных лозунгов

Выцвели на плакатах…

…А имена ваши ро́зданы

Месторожденьям

На картах…

 

* * *

Бывшие, лагерь и прииск Дальстроя[3],

В сороковые годы построены…

Вышки, бараки, кладби́ще вдали…

Кости разрытых песцами могил…

Рваные кольца спирали Бруно́…

Ржавые тачки, старьё и гнильё…

Да ещё горы промытой породы…

Да ещё страшная память в народе…

…На арматуре у изголовья

Вместо фамилии – выбитый номер…

Кто он – одна из песчинок Гулага?

Где-то о нем еще помнит бумага…

Может, о нем еще плачут ночами

Где-то в Чернигове…

Или в Сеймчане…

…Солнечный день уходящего лета.

Еле дрожат на ветру паутинки…

Курит приятель мой сигаретку

И разливает чифир на поминки…

Вынем галеты, консервы, ножи…

Пережуём и уйдем по маршруту…

Может, был прав, говоривший про жизнь,

Что это злая и глупая шутка?

 

* * *

Стега́ют палатки дожди –

Вода пробивает брезенты…

Как будто за ними долги

Сухого и знойного лета…

Потушен последний пожар –

В туманах восходы, закаты…

И прут, как на быстрых дрожжах,

Под каждой сосною – маслята…

 

* * *

Анатолию Куликову

Ты снова, где ветер

Рвёт плоскости крыш…

Где вьюга пушицы,

Река и буксиры…

Где розовых чаек

Пронзительный крик

Напомнит, что ты ещё

Будешь счастливым…

И ты им поверишь

И станешь таким,

Забыв неудачи,

Утраты, невзгоды…

И стылые воды

Полярной реки

С верховьев

Вернут

Твои лучшие годы…

Где ты не пускал

Свою жизнь на распыл –

Упрямо,

По-русски,

Себя не жалея…

Безумно влюблялся,

Безудержно пил,

Бездумно терял

Дарованное время.

…Успеть бы

Очистить

От плевел зерно.

И камни собрать.

И дожить до рассвета…

И выбрать

Хотя бы одно из двух зол –

Курить «Беломор»

И скитаться по свету…

 

* * *

…Это всё молодость –

После маршрута,

Мы успевали

Подняться на сопку,

Чтобы в бинокль

Рассмотреть побережье

И голубое

Чукотское море…

Мне тогда море

Казалось бескрайним…

И дрейфовавшие

Белые льдины

Были похожи

На пароходы,

Где веселились

Беспечные люди…

Ветер по небу

Тянул паутинки

Бабьего лета,

Пришедшего

В тундру…

И в это время

Дойти на край света

Без остановки

Было не трудно…

 

 

[1] Удаганка – шаманка.

[2] Олонхо – якутский народный эпос.

[3] Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районе Верхней Колымы, Главное управление строительства Дальнего Севера с передачей НКВД СССР (1931–1957гг.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *