К вопросу о происхождении эвенкийской коллекции Марии Чаплицкой

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. Польский культурный центр в Москве работает над изданием на русском языке книги Марии Чаплицкой «Мy Siberian Year» («Мой сибирский год»). Труд польской исследовательницы, в 1914-1915 году возглавившей экспедицию Оксфордского университета на Енисей и в Эвенкию, будет опубликован в серии «Польско-Сибирской библиотеки».

Книга в переводе М.А. Крисань под редакцией Т. Амброзяка, В.А. Беляевой-Сачук и В.Н. Давыдова должна выйти весной-летом 2022 года. Она будет доступна в продаже в книжных магазинах Москвы, Санкт-Петербурга и других городов, а также в онлайн-магазинах.

В связи с публикацией книги прокомментирую дискуссию о происхождении хранящейся в оксфордском Музее Питт-Риверса эвенкийской коллекции Марии Чаплицкой.

Летом 2019 года в Эвенкии побывала группа аспирантов-антропологов Оксфордского университета – Анна Глейзер, Пабло Фернандес Веласко и Яника Видер. Члены английской экспедиции пришли к выводу, что эвенкийские предметы были получены Марией Чаплицкой неэтичным способом, то есть изъяты из могил эвенков.

В интервью газете «Эвенкийская жизнь» руководитель экспедиции Анна Глейзер заявила: «Многие экспонаты, собранные М. Чаплицкой, должны быть возвращены обратно. И мне было необходимо узнать от местного населения, как правильно поступить с этими вещами. Ведь привезти обратно не составит проблем, но как их вернуть в землю? Возможно, они несут с собой какую-то отрицательную энергию. И вот теперь, после общения с эвенками, у меня сложилась общая картинка. Мы примерно знаем, из какой могилы были взяты деревянный ворон и рыба, – это в районе поселка Чиринда около озера. Чириндинцы сказали, что нужно провести специальные ритуалы. Прокурить и продымить эти предметы оленьим жиром, чтобы отчистить их, а потом привезти и похоронить по всем правилам» (газета «Эвенкийская жизнь» № 35, 20 сентября 2019; № 36, 27 сентября 2019; № 37, 4 октября 2019).

Утверждая, что предметы эвенкийской коллекции Чаплицкой происходят из могил, представители Оксфордского университета не учитывают, что ни на одном из артефактов, приобретенных Чаплицкой в Эвенкии, нет ритуальных повреждений. Как известно, обычай эвенков (как и других коренных сибирских народов) требует портить предметы, которые составляют «багаж» умершего человека. Например, были сломаны или перфорированы  все предметы, обнаруженные В.Н. Васильевым в 1905 году в могиле эвенкийского шамана в ессейско-чириндинском регионе (Victor Wasiljew, Ein tungusisches Schamanengrab, Globus. Illustrierte Zeitschrift für Länder- und Völkerkunde, XCVI, № 20, 1909). Этот обычай соблюдается до сих пор и хорошо известен в Сибири.

Деревянные фигурки ворона и рыбы, которые Анна Глейзер и Яника Видер планируют захоронить в землю Чиринды, действительно, входили в комплекс могилы шамана Накти. Но они никогда не лежали в земле или внутри гроба. Такие деревянные изображения размещались вокруг захоронения, чтобы блокировать контактную зону между мирами мертвых и живых.

Что касается металлического изображения солнца на медвежьей шкуре с костюма шамана Ланги Хукочара, то такие шаманские подвески иногда хранились у родственников умершего. Проводница Чаплицкой Пелагея Хукочар (Мичиха) была внучкой шамана Ланги Хукочара. И большинство эвенкийских предметов Мария Чаплицкая получила благодаря посредничеству Пелагеи Хукочар.

Рассмотрев аргументы Анны Глейзер и Яники Видер, констатирую, что деревянные ворон и рыба из коллекции Чаплицкой были взяты из числа изображений духов, охранявших место могилы шамана. Однако, при этом нет никаких убедительных доказательств для обвинений Марии Чаплицкой во вскрытии эвенкийских захоронений и изъятии предметов, находившихся внутри гробов.

 

Юрий Клиценко

На фото предметы эвенкийской коллекции Марии Чаплицкой в Музее Питт-Риверса

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *