ОН  БЫЛ  НАСТОЯЩИМ  САМОРОДКОМ

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. Василий Спиридонович Кейметинов – Баргачан был одаренной личностью. Его невозможно было с кем-то сравнивать: легок на подъем, веселый по нраву, добрый шутник.

К нашему горькому сожалению, он немного не дожил дл своего 80-летия. Он был моим ровесником. Оба в свое время поступили в нулевой класс начальной школы села Себян-Кюель. Это наша малая родина.

Учась в Саккырырской средней школе, оба начали писать стихи на эвенском языке. В то время впервые услышали о поэте Василии Лебедеве, который вернулся в Якутск из легендарного Ленинграда. Посоветовавшись, мы написали ему письмо. Он быстро ответил. Дал в письме весьма полезные советы по вопросам стихосложения. Вася Кейметинов от души радовался душевной открытости поэта Лебедева. Он, видно, по наитию чувствовал, что с ним станут друзьями. В жизни и творчестве так и произошло.

Вася Кейметинов и я служили в армии в одно время. Воинскую службу я проходил в арктическом Кольском полуострове, а он был матросом Тихоокеанского Военно-Морского Флота. Потом оба учились в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А.И.Герцена.

После окончания пединститута Василий Спиридонович год поработал учителем русского языка и литературы в Кобяйской средней школе, затем вернулся в родной Себян. Один учебный год мы оба поработали вместе. Он был веселого нрава. Добрые шутки и прибаутки сыпал налево и направо. У него это получалось легко и свободно. Отработав один учебный год в родном селе, Василий Спиридонович уехал в отпуск. Вскоре его приняли на работу младшим научным сотрудником Якутского филиала Московского института национальных школ. Он мог бы пойти по научной стезе. Но получилось так, что его потянуло к эвенам Томпо. Его направили учителем в Тополинскую среднюю школу. И там он нашел свою судьбу, женившись на красивой эвенской девушке. С Александрой Давыдовной Василий Спиридонович жил душа в душу. У них родились двое дочерей. Василий был очень доволен своей судьбой.

Как-то в год 50-летия Великого Октября мы оба поехали в Дом творчества писателей в Малеевке. Это под Москвой. За нас обоих позаботился Василий Дмитриевич Лебедев. Поселившись в своем номере, я пошел к Васе Кейметинову. Захожу и вижу, как Вася, потирая руку, прохаживается по комнате. Увидев меня, он широко улыбнулся и говорит: «Вот хожу и мысленно благодарю нашу Советскую власть. За что? За то, что она создала для нас такие идеальные условия, надеясь на то, что из нас вдруг выйдет что-то путное…» После этих слов он громко засмеялся. В ответ я говорю: «Нет, Вася, ты себя не унижай. Ты же истинный поэт…»

В самом деле Василий Кейметинов был настоящим, поистине искрометным поэтом. Иногда он, бывало, сидел молча и по бумаге то писал, то перечеркивал. Видя его в таком состоянии, я молча выходил, поняв, что Василий в творческом порыве ищет нужные слова и строки. В такие моменты он становился серьезным и ответственным.

Василий писал прекрасные стихи на родном языке. Иногда из-под его пера выходили замечательные стихи и на русском языке. В натуре он был абсолютно миролюбивым человеком. Чем ругаться с кем-то то, он лучше экспромтом прочитает прекрасные русские стихи. Василий Спиридонович легко и свободно писал на эвенском и русском языках. У него то здесь, то там получалось, прямо скажем, прекрасно. Почему так пишу? Потому, что он был истинным поэтом от природы.

Василий с молодости в Ленинграде активно занимался спортом, был легкоатлетом, бегал на стайерские дистанции – 5 и 19 километров. Однажды в Якутске осенью на кроссе бежал на 30 км. К тому времени спортивный возраст он уже давно перешагнул, но не сошел с дистанции, а добежал до финиша. Он был удивительный юморист. Легко и свободно выдавал голос любого политик или писателя.

Однажды уже в Якутске мы оба встретились в Национальной библиотеке им. А.С.Пушкина. Пока общались на свободную тему, я ему говорю: «Слушай, Вася, не пора ли тебе иметь псевдоним? А то появились и другие Василии Кейметиновы…» Он засмеялся и говорит: «Да я сам об этом думаю. Кто-то предложил взять мне псевдоним Кеймети…» Я улыбнулся и сказал: «Можно, конечно, и так. Был венгерский поэт Петефи, а ты будешь эвенский Кеймети… Неплохо же!» Василий засмеялся азартно. Тогда поняв, что предложение не принято, говорю: «Вижу, что не принимаешь предложение…» Василий смеется пуще прежнего. Я вновь говорю: «Вижу, мое предложение не принимается. В таком случае подписывайся, как Баргачан. Только без Василия…» Он засмеялся до слез и еле выговаривает: «Это, пожалуй, подходит». Через несколько дней появились в печати его новые стихи под псевдонимом Баргачан. Это имя очень скоро прочно закрепилось за ним.

В последние годы жизни он чувствовал себя неважно. Он любил жизнь и людей. К горькому сожалению, его душа поселилась в небесах. Но мы, северяне, в том числе поэты и прозаики из числа саха и русских, помним и ценим поразительный, искрометный талант нашего Баргачана. Он был настоящим самородком и поэтом. Будем делать все возможное, чтобы добрая память о нем сохранилась, его книги переиздавались. Верю, что вдохновенные стихи Баргачага и незабвенная память о нем будут востребованы и сегодня, и завтра, и в последующие десятилетия… Прощай, наш дорогой Василий Спиридонович…

 

Андрей КРИВОШАПКИН, народный писатель Якутии, Почетный гражданин Республики Саха (Якутия)

 

Ссылки по теме:

Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения истинного певца Севера Василия Спиридоновича Кейметинова-Барагачана
Василий Спиридонович Баргачан ҥээрин муһандун
Истоки добра Баргачана
Учиться у Баргачана

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *