Письмо из далёкого  прошлого

Родина – благословенный дом мой!

Лично у меня почти 50 лет официального стажа – в основном – на должностях. Что я имею? Мизер или ничего. Прошу прощения за ремарку. Но наше поколение приучено к труду и честному, самоотверженному отношению к своей cтране.

Подтверждение тому – исторический период 1941-1945 годов ХХ века. Великая Отечественная. К её началу мне было 2 года 9 месяцев. Прежде, чем я опишу свои детские воспоминания, как дитя войны, должна сказать о своих родителях. О том, как обстоятельства и преданность стране меняют судьбы людей. У родителей моих совпали дни  рождения — оба родились 7 июля  1918 года.   Поженились рано, вырастили четверых детей. Отец – П.А. Анисимов был талантливым человеком. Он хорошо рисовал, хотел стать художником. Увы!

Не знаю, по каким книгам он изучал географию в те сложные времена, но знал её досконально. Семь классов в деревенской школе окончил за пять лет, дважды был переведён через класс за высокие успехи в учёбе.

 

Испытания судьбой

Жили мы в Татарской АССР, недалеко от теперешнего города Менделеевска, раньше он назывался Бондюгой.

В 1939 году страна отправила его служить в ряды Красной Армии. Потом  — война. Долгих семь лет службы в армии, семь ранений, одно из них в голову. Отказался от трепанации и выжил. Если описывать историю жизни моих родителей, будет роман. Да, поколение моих родителей свято чтило интересы страны. Об этом заслуженно написано много книг. Вернулся отец весной 1945 года. Я отчётливо помню тот день. Все женщины деревни были на колхозных картофельных полях – собирали оставшуюся с осени картошку: гнилую, мороженую. Собирать осенью после копки строго запрещалось. Попутно скажу, что мама за собранные, развеянные колоски во время перевозки, была осуждена на три года. Да. Так они жили. Но никогда не сетовали, не жаловались.   … Много испытаний выпало на нашу страну, вместе с ней и на великий наш народ, который, защищая её от фашизма, понёс огромные потери и лишения. Но вышел из этого ада победителем, ценою сотен тысяч потерь советских солдат, избавил Европу от фашизма. Героический триумф Красной Армии над фашистской Германией в Великой Отечественной войне навсегда останется в истории, как завершение уничтожения народов разных национальностей, освобождение выживших из концлагерей. Это величайшее достижение Советского Союза и его народа.  Мой дед – Соловьёв Андрей Григорьевич 1900 года рождения. Прошёл через концлагерь. Вернулся совершенно больной с отбитыми лёгкими. И все 20 лет, которые он прожил после войны, сильно болел и кашлял.  В те годы мы жили в небольшом посёлке Кокшан  (Татарская АССР) в живописном месте смешанных лесов, на бережку крохотной речушки Кокшанки, приобретавшей особую спесь в пору весеннего половодья. Чего только не несли воды на змеиной спинке весёлой, спешившей вдаль речушки.

 

Немцы

С этой речкой ещё связана жизнь пленных немцев, которые были доставлены к нам в посёлок и расположены на территории бывшего химкомбината. Год был примерно 1943-й. Мой дядя, Соловьёв Владимир Андреевич был конвоиром и сопровождал пленных. Мы, дети войны, наблюдали и жалели их. Наши мамы пытались передать им свои скудные продукты. Мне запомнился эпизод из их трудовой жизни. Во время войны почти всё мужское население находилось на фронте. Через Кокшанку  был мост. По нему, в основном, возили лес. Этим занимались немцы. Лес грузили на телеги для лошадей и перевозили через мост. Однажды одно колесо съехало с моста. Пленные немцы пытались приподнять телегу и поставить колесо на место. До сих пор помню: ein, zwei, drei, мы переживали за них, за пленных немцев. Мы, дети, конечно, не понимали всю трагичность истории в силу своего возраста. Мы так жили. А желание и задача наших мам была хоть чем-то накормить детей. Мы с удовольствием ели лепёшки из мороженой картошки, которую собирали на полях после таяния снега. Их пекли в русской печи. Мама складывала стопкой. От стопки шли серебристые искорки. Мы ждали разрешения их поесть. Ещё нам варили суп из крапивы, запекали репу, свёклу.  И то сказать: детство было голодное и до войны, и во время войны и после войны. Таким оно осталось в памяти навсегда.

 

Счастливое детство

Но это было счастливое детство – детство наивных, неизбалованных бездельем, достатком, чистых помыслами и мечтами детей. Большую часть времени мы проводили в лесу. Те, нетронутые леса, помогали нашим родителям  вырастить и выкормить нас.  Они были одарены природой: малиной, черёмухой, земляникой, рябиной. Перед каждым обедом мы выбегали в лес с жестяными кружками за земляникой. Мама делала тюрю, это была царская еда.  Уже не было войны. В нашей деревенской жизни мы, дети, были чисты и наивны.  Верили всему и вся. О цивилизации не знали и не слышали до поры, до времени. Жили в своём мире, окружённом не тронутой, целомудренной природой. Верили в сказки и в бога. Мечтали, фантазировали. Родители, как все, в те времена, много трудились, желая накормить нас, одеть-обуть. Правда, из-за отсутствия обуви, мы с весны до осени бегали босиком. Возможно, это и закалило нас, выработав иммунитет к простудным заболеваниям.

Родители много трудились: работали, дома держали скот, выращивали овощи, но почему-то нам всегда хотелось кушать. Нашей любимой, многострадальной Родине нужно было продовольствие. Оно и понятно. Послевоенное время. Восстанавливались города, оживали деревни, колхозы, строились заводы, жильё и многое другое. Эти новости были известны народу. Раза — два в неделю в деревню привозили кино. Перед фильмом, обязательно, демонстрировали документальный киножурнал о достижениях в стране.

Умные руководители государства в такие тяжёлые времена поднимали страну. Наш самоотверженный народ всё понимал и не сетовал на жизнь. Хотя кто знает?  Тем не менее, его умом и руками многое создавалось вновь и восстанавливалось. А продовольственный налог исправно поступал в закрома государства трудами наших родителей. Нам же, 8-10 летним, было весело, вольготно. Мы жили своей жизнью. Но и у нас были обязанности: принести воды с пруда для полива огорода, для скотины. А для питья – с артезианского ручейка, чистить картошку, мыть некрашеные полы и нянчиться с младшими. Всё выполнялось без понуканья, так как контролировать  нас  родителям было некогда. Зимой  катались на лыжах, изготовленных отцом, на санках, обильно покрытых льдом и коньках, привязанных к валенкам -самокаткам. Тоже катаных отцом. Прийти домой могли тогда, когда одежда на нас стояла колом. Летом бегали на свою речушку Кокшанку. Купались, впиваясь головой в песок. Ловили гольянчиков и запекали их на костре. Но самым любимым для нас местом была церковь, в соседнем посёлке Новогарском.  Колокольный звон оповещал людей о предстоящей службе. Он в нас вселял надежду на получение угощения в виде кусочка просвирки и ложечки сладкой жидкости. Только уже во взрослой жизни я узнала, что это церковный кагор. С 5-6 лет мы уже бегали в церковь, быстро преодолевая  небольшое  расстояние между деревнями. По пути ещё останавливались, чтобы насладиться красотой колокольных перезвонов.

 

И вот она – Церковь

Батюшка молод и красив, как сам Бог. Стены церкви увешаны иконами. Распятый Иисус Христос. Мы, крошечные, завороженно смотрим на это чудо в царстве благодатного покоя, гордой и величественной красоты.  Голос батюшки, как журчащий ручеёк, успокаивает разгорячённые головы и нежно ласкает душу. Мы замираем, крестимся, пытаемся понять.  И вот — причастие. Все выстраиваются в очередь к батюшке. Подходим, целуем руку, получаем кусочек просвирки и ложечку сладкого напитка. Мы счастливы. И опять становимся в конец очереди. Оно и понятно – мы хотели кушать. Подавая, просвирку батюшка говорил: «Это Вам бог послал». Конечно, мы верили, благодарили бога и батюшку. Батюшка благодушно улыбался нам, когда мы опять  оказывались в очереди, понимал, никогда не отказывал в лишнем кусочке просвирки.

Сейчас  я в силу своего возраста и мудрости  благодарю его, батюшку. Такое у нас было детство. И это тоже помогало нам жить. Своё прекрасное детство никогда не променяла бы на детство современных, обеспеченных и гордящихся каким-то  своим «статусом» детей и молодёжи. Будто не все мы вышли из СССР! Надо помнить и уважать прошлое. Любить и знать свою историю. А статус  сейчас многие рассматривают только применительно к деньгам, не всегда честно добытым.

 

Малая Родина

Хочу вернуться в босоногое детство, в малую родину, в родной Кокшан. Прибежать в ромашково-васильковые луга, упасть в траву, окунуться лицом, вдохнуть запах детства, радоваться и плакать. Это далёкая, светлая даль, прекрасная с её беспечностью, наивностью, кристальной чистотой и увлечённостью жизнью, нетребовательной радостью за то, чему нас научила малая родина.  Даже в годы войны родители вселяли в нас радость, организуя праздники. Мы получали задание сделать ёлочные игрушки  к Новому году. Материалом была бумага. Вырезали дождички, фонарики, складывали гармошки. Если вдруг удавалось достать у кого-нибудь фантики от конфет, это был настоящий праздник. Как правило, на ёлку бегали друг к другу – поочередно. Родители ухитрялись делать небольшие подарки – это были карамельки замечательного вкуса. По несколько штук. Мы, дети, были безмерно рады и счастливы.

 

Город

Военнопленных на Урал стали привозить в 1942 году. Урал был удобен во всех отношениях для создания лагерей. На территории области было 14 лагерей, в том числе и в Первоуральске. Мы переехали в Первоуральск в 1952 году. Временно устроились у бабушки с дедом в районе, именуемом «Стахановский». Школа была далеко от района, и утром рано отправлялись на учёбу. В это время пленных немцев вели на работы. Они строили цеха Новотрубного завода. Тогда он назывался заводом им. Сталина. Среди пленных был убийца Зои Космодемьянской. На груди у него висела прямоугольная дощечка, на которой было написано дословно: « Я убил Зою Космодемьянскую». Впоследствии говорили, что он упал с заводской трубы. Точных данных нет. Возможно, тоже уехал вместе со всеми.  Немцы на Урале сделали  много: строили заводы, жилые дома, театры и многое другое. Очень качественно и добросовестно.

В нашем Первоуральске до сих пор отлично стоят жилые дома, построенные ими. В 1956 году мы тоже получили квартиру. Когда бываю там, обязательно иду полюбоваться нашим домом. Помню их освобождение в 1954 году. Им было позволено гулять несколько дней по городу. Они были счастливы. Мы тоже радовались за них. Прошло 60 лет с той поры, но до сих пор облик уральских городов определяют немецкие постройки.

Интересна была жизнь пионерии по окончании войны. Нас с сестрой приняли в пионеры и дали один галстук на двоих. Мы с ней носили его так – день я, день она. И были счастливы. Были тяжёлые времена, дефицит. Мы принимали это как должное. Тяжело было стране – она восстанавливалась. Помню ещё один счастливый случай. Училась я во втором классе, а сестра в третьем. В школу привезли сахар-песок. Учителя отправили нас по домам, за деньгами. Я побежала к отцу на работу. Он чинил крышу производственного здания. Деньги завернул в снег и сбросил. Нам тогда дали сахар по маленькому гранёному стаканчику. С сестрой принесли целых два стаканчика. Вечером мама всем нам – нас было уже четверо – по чайной ложке насыпала на столе. Мы макали в него хлеб, запивали чаем из мяты и были счастливы. Мы умели радоваться, ценили заботу родителей, школы и страны. Это было прекрасное счастливое детство, несмотря на все невзгоды – и холод, и голод, отсутствие нужных вещей, денег. И эту замечательную пору своей жизни я никогда не променяла бы на теперешнее сытое детство с гаджетами и прочими достижениями науки.

 

Награды

Особых наград нет. Есть медаль «Ветеран труда» – 30.10.1985 год, знаки «Победитель соцсоревнования»  – 1976 и 1977 годы, «Ударник XI пятилетки» – 30.11.1985 год, «Победитель соцсоревнования» – 1973 год. Кроме того, имею Благодарности, грамоты.

В город Якутск  приехала из города Первоуральска Свердловской области в 1967 году с семьёй. Муж – уроженец села Эльгяй Сунтарского района, у него высшее образование, окончил институт им. Герцена в городе Ленинграде, есть двое сыновей.

Я закончила историко-филологический факультет ЯГУ. Работала на производстве. В течение 26 лет была  оператором на Якутской нефтебазе, метрологом, начальником цеха. Потом до 1994 года работала  инженером отдела ресурсов и качества в объединении «Якутнефтепродукт»  . Далее работала инженером по поставкам ГСМ в «Северо-восточных электрических сетях». Это было в 1994-2002 годах.

Сейчас мне 81 год . Помогаю детям, племянникам, внукам и правнукам.

Радуюсь и горжусь их успехами , вместе с ними переживаю неудачи.

Роза Прокопьевна ИВАНОВА, ветеран труда.

п. Жатай.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *