Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый: Михаил Дьячковский

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. 9 сентября день рождения юкагирского писателя Семена Курилова и в этом году исполнилось 50 лет как был издан самый известный его роман «Ханидо и Халерха». Это гениальное произведение было переведено на несколько языков мира, но якутские читатели одними из первых прочитали роман на родном языке.

Как-то в одной из наших бесед Гаврил Николаевич Курилов-Улуро Адо рассказал мне такую историю: несколько лет назад, после похорон своего сына Юко, он бродил по Маганскому кладбищу и наткнулся на могилу Михаила Демьяновича Дьячковского, известного журналиста и переводчика на якутский язык романов Семена Курилова. На надгробном памятнике были высечены такие слова «Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый». Мне показалось это удивительным, я задалась целью найти родственников Дьячковского и узнать историю этой надписи. А на днях я познакомилась с его супругой Изольдой Николаевной Поповой, вместе с сыном Николаем они свозили меня на могилу переводчика произведений нашего юкагирского писателя.

Изольда Николаевна рассказала, что написать это изречение было решением семьи, чтобы отдать дань дружбе двух близких по духу и сердцу личностей.

Газета «Илкэн» представляет своим читателям статью-воспоминание Изольды Николаевны Поповой о дружбе этих двух замечательных людей.

Ирина КУРИЛОВА

 

 

 

 

 

«Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый»

Это изречение высечено на надмогильной плите известного журналиста Михаила Демьяновича Дьячковского, близкого друга, переводчика романов Семена Николаевича Курилова на якутский язык, не случайно. Разных по характеру и темпераменту людей связывало в этой жизни многое: общие интересы и цели, многолетняя дружба сильных и близких по духу и сердцу личностей.

Их первая встреча состоялась в апрельские дни 1969 года во время семинара молодых писателей Якутии. К этому времени Михаил Демьянович, будучи главным редактором общественно-политических передач Якутского госкомитета по радиовещанию и телевидению, был известен в писательской среде, и как переводчик. Он был первым, кто познакомил якутских читателей с повестью талантливого юкагирского писателя Н.И.Спиридонова-Тэки Одулока «Жизнь Имтеургина старшего», получившую огромную популярность не только среди российских, но и зарубежных читателей, высоко оцененную М.А. Горьким и удостоенную специальной премии комсомола. В ту пору Семен Николаевич только прибыл из Москвы, окрыленный после участия в работе Всесоюзного совещания молодых писателей, где его первый роман «Ханидо и Халерха» вызвал в писательской среде небывалый, ошеломляющий успех, чему искренне радовались и друзья — якутские писатели, которые ратовали за скорейший перевод самобытного романа на якутский язык. Кандидатуру М.Д. Дьячковского, как переводчика предложил С.Н. Курилову известный якутский прозаик, поэт И.Е.Федосеев-Доосо, с которым Михаила связывали давние творческие отношения. На что Семен Николаевич, долго не раздумывая, дал «добро», так как Михаила Демьяночиа знал заочно по переводу Тэки Одулока «Жизнь Имтеургина старшего», и в подтверждение своего согласия подарил свеженький экземпляр своего гениального детища — романа «Ханидо и Халерха» с надписью «Мише от Семена на память о нашем знакомстве в знаменательные дни апреля 1969 года. Гор.Якутск С.Курилов».

С того памятного времени и берут отчет сотрудничество и крепкая дружба собратьев по перу. В 70-е годы мы с сыновьями жили в Депутатском — поселке оловодобытчиков, центре Усть-Янского района, трудились вместе в районной газете «Заря Яны», Миша — ответственным секретарем, я — литературным сотрудником. Для Михаила этот край стал своеобразной творческой колыбелью. Здесь во всей широте раскрылись его способности: наряду с основной журналисткой работой, он выполнял многогранную просветительскую деятельность, был популярным лектором-международником, стал известен широкому кругу читателей, и как профессиональный переводчик. Именно в годы жизни в Устьянье он трудился над сложными авторизированными переводами с юкагирского на якутский язык двух фундаментальных романов Семена Курилова «Ханидо и Халерха» (1971г) и «Новые люди» (1977г). Несмотря на тщательную подготовку: Михаил досконально изучил язык, обычаи, происхождение юкагирского народа, прочитал уйму исследовательской литературы, неоднократно ездил на Колыму к своему другу, знакомился с бытом, культурой юкагиров, перевод первого романа С.Н. Курилова давался порою нелегко. Обычно он брал планку — перевести 25 страниц за день, и норму свою четко выполнял, но иной раз график работы нарушался. Помнится, в начале главы 7 романа «Ханидо и Халерха» шла речь о Пайпэткэ — одной из трогательных и трагичных фигур, и в ней были такие строки: «… набухшее в ожидании материнства тело…», над которыми не один час Миша ломал голову, даже призвал на помощь знакомых филологов, своего брата, известного ученого-тюрколога, преподавателя якутского языка ЯГУ Н.Д. Дьячковского, но никто не смог справиться с заданием. Позже, найдя нужные, образные слова, Михаил ликовал, как ребенок, это было радостное событие. Вообще, в нашей семье царил особый, куриловский дух, для нас Семен Николаевич был и остается великим юкагиром. Мы мечтали с ним встретимся, приглашали к себе в гости в Депутатский. Он тоже желал увидеться с нами, познакомиться с нашими сыновьями, даже как-то планировал свой приезд, но всегда что-то мешало…

В память о своем друге, к его 50-летию, Михаил Демьянович подготовил телевизионную передачу под заголовком: «Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый» с участием родных и близких, друзей Семена Николаевича, которая вызвала живой интерес телезрителей. К счастью, сохранился текст выступления Михаила на телевидении, где он с особой теплотой и сердечностью говорил о друге:

«Для меня Семен Курилов не просто писатель, а нечто большее, необъяснимо значительное, непреходящее. В течение многих лет мы с Семеном оставались не просто близкими друзьями, а были как бы слиты воедино ради достижения одной заветной цели, определенной самим Семеном в его первом интервью с корреспондентом «Литературной газеты» Наумом Маром и ставшей лейтмотивом всего его творчества: «Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый». В эти слова Семен вложил всю глубину боли за судьбу, настоящее и будущее своего вымирающего, многострадального народа. Наша дружба, начавшаяся в 1969 году и до самой его смерти, длилась 20 лет, и это были лучшие годы нашего творческого единения. Каждая встреча с ним, весточка, письма от него, каждое его новое произведение, будь то повесть, рассказ, новелла или сказка — это радость, событие для меня, этим я жил и живу все эти годы. Семен раскрывался для меня заново, как писатель и как человек. Сам тот факт, что он доверил мне быть пропагандистом его произведений среди якутских читателей — для меня большая честь. Правда, вначале я не придавал этому серьезного значения, только потом, намного позже, когда услышал его отзывы и получил завещательное письмо, написанное на титульном листе романа «Новые люди»: «Дорогому Михаилу Демьяновичу — большому другу юкагиров, журналисту среди переводчиков, переводчику среди журналистов и писателей, человеку неутомимого грения за большую литературу, моему самому близкому другу, которые поколения юкагиров не забудут в будущем». От автора С.Курилов. 5 ноября 1975 г. Черский. Нижняя Колыма, понял, какая на мне теперь лежит ответственность. Вторую книгу трилогии «Новые люди» предваряют трогательные слова: «Эту книгу посвящаю матери — Анне Васильевне Куриловой с сыновней любовью. Автор». В течение многих лет мы с Семеном жили сложными судьбами Ханидо и Халерха, повседневными заботами мудрого Куриля, светлыми мыслями несчастной красавицы Пайпэткэ и смелого охотника Пурамы, оказавшихся в духовном плену шаманов. И рядом с ними не спеша, но настойчиво шли навстречу радуге свободы и счастья новые люди, которые с помощью просвещенных русских непременно должны были озарить олеринскую тундру.

Меня всегда поражали оптимизм, одержимость Семена, даже в самые трудные периоды в жизни. Несмотря на болезнь, он всегда находился в поиске новых красок, оттенков и слов для характеристики своих героев, горел новыми идеями, планами. Как бы предчувствуя свой близкий конец, Семен жил, творил по большому счету, словно торопился поведать всему человечеству о своем народе. Он умел по-особому остро ощущать подлинное и наносное, любить и ненавидеть, по-детски радоваться, по-старчески горевать. Казалось бы, человек, взращенный суровой тундрой, и сам должен быть по природе суровым. Но душа Семена была нежной, ранимо-хрупкой, доброй. Таким он и останется навсегда в мой памяти».

И когда в 1980 году Семен Николаевич в самом творчески цветущем возрасте, в 44 года неожиданно ушел из жизни, для нашей семьи это была большая утрата. Михаил получил сильный шок, долго не мог прийти в себя. В последние годы жизни Михаил, стоически борясь с тяжелой болезнью, продолжал заниматься проблемами жизни северных народностей, опубликовал на страницах Орджоникидзевской (ныне Хангаласской) районной газеты к году Арктики серию рассказов и очерков о славных тружениках Крайнего Севера, подключился к работе по увековечению наследия С.Н. Курилова. Немало изданий выдержали его теплые воспоминания о Семене Николаевиче под заголовком «Мэт Вальбэ … эн Ханидуон». Более 30 писем друга Михаил бережно хранил долгие годы и часто перечитывал. В них было столько личного и сокровенного, с чем можно было поделиться только с близком человеком. Позже Михаил все же решился дать на публикацию отдельные письма Семена, касающиеся их творческих отношений.

В мае 1995 года, к юбилейной памятной дате своего друга он подготовил и передал в Якутское национальное книжное издательство «Бичик» книгу С. Курилова в переводе на якутский язык под общим названием «Увидимся в тундре». В нее вошли ранее неопубликованные на якутском языке разножанровые лучшие произведения Семена Курилова: 10 новелл, 5 рассказов, сказки и 1 повесть, все это объемом 8 печатных листов. И лишь спустя 10 лет, накануне 70-летия Семена Николаевича в 2010 году благодаря усилиям председателя Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, народного писателя и поэта России А.В. Кривошапкина, сборник увидел свет. Но сам Михаил Демьянович так и не дождался при жизни издания переведенной им книги, в июне 1999 года в возрасте 61 года его не стало.

Мы, родные и друзья, долго думали, как лучше оформить надгробную плиту и решили высечь на ней надпись: «Я хочу, чтобы слово «юкагир» знал каждый». Эти слова как нельзя лучше выражают чувства двух родственных, творческих личностей, объединенных искренним желанием привлечь внимание руководства республики и мировой общественности к нелегкой судьбе малочисленных народностей Крайнего Севера. Высказанные писателем в начале творческого пути слова о светлом будущем юкагиров оказались пророческими.

Короткую, но яркую, как всполохи северного сияния судьбу Семена Курилова, продолжают его общепризнанные романы, повести, рассказы, новеллы. Счастливая судьба выпала на долю романов «Ханидо и Халерха», «Новые люди». Они выдержали 8 изданий в нашей стране, обрели новую жизнь на русском, якутском, украинском, казахском, латышском, английском, французском, японском и других языках. По роману «Ханидо и Халерха» на подмостках Якутского драматического театра поставлен замечательный спектакль под одноименным названием.

Михаил Демьянович не имел высоких правительственных наград и почетных званий, но всей своей жизнью, правдивым журналистским словом и переводами доказал, что имеет прямое отношение к творчеству талантливого, народного Семена Курилова, к его мыслям и чаяниям, и для него эти высеченные на плите слова — поистине высшая человеческая награда, о которой он мог только мечтать. Высоко оценил переводческий труд Михаила Демьяновича А.В. Кривошапкин, народный писатель России: «Михаил Дьячковский совершил настоящий подвиг талантливым переводом на якутский язык широко известного романа С.Н. Курилова «Ханидо и Халерха» и второй книги «Новые люди», которые явились большим событием юкагирской и якутской литературы».

Пройдут годы, уйдут поколения, изменится мир, а эта необычная надпись на надмогильной плите М.Д. Дьячковского, что на Маганском кладбище, еще долго будет хранить в себе тепло подлинно настоящей, верной мужской дружбы двух неординарных, самобытных людей своего времени.

 

Изольда ПОПОВА, супруга М.Д. Дьячковского

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *