РЫБОЛОВСТВО — НЕ ЗАБАВА, А ИСТОЧНИК ПРОПИТАНИЯ

Почему северянам отказывают в этом?

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. В Якутске 5 сентября 2019 года состоялось совещание Уполномоченного по правам КМНС РС(Я) «Об обращениях с мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера по вопросам рыболовства».

В последнее время коренные малочисленные народы Севера в северных районах республики сталкиваются с большими проблемами: участились незапланированные надзорные проверки со стороны рыбинспекторов с участием транспортной полиции в местах традиционного рыболовства, проводятся несанкционированные проверки частных ледников, налагаются огромные штрафы как на злостных браконьеров, из-за формальных причин не могут закрепить рыбопромысловые участки и т.д. и т.п. И эта встреча была организована Уполномоченным по правам КМНС РСЯ Леной Ивановой, чтобы найти пути выхода из сложившейся ситуации.

Встреча прошла с участием руководителя Ленского территориального управления Росрыболовства Олега Кузьмина, замминистра экологии, природопользования и лесного хозяйства РС(Я) Якова Заровняева, депутатов Елены Голомаревой, Владимира Членова, представителей министерства по развитию Арктики и делам народов Севера РС(Я), Ассоциации КМНС РС(Я), Общественной Палаты РСЯ, представителей коренных народов Севера Жиганского, Аллаиховского, Нижнеколымского улусов.

На совещании в том числе обсуждалось резонансное дело ветерана труда, старейшины юкагирского народа Дмитрия Бегунова, которого в июне этого года рыбинспекция Нижнеколымского улуса оштрафовала за 4 рыбы, изъятые из погреба, на 43 тысячи рублей и на него заведено уголовное дело.

Чиновники, конечно, ссылаются на законы — у нас правовое государство, есть законы, мы должны их соблюдать. Да никто и не против, а уж тем более народы Севера. Как заметил вице-президент АКМНС РС(Я) Вячеслав Шадрин: законы как раз у нас хорошие, но вся беда в подзаконных актах, которые зачастую вступают в противоречие. Масса запретов вынуждает людей, живущих и без того в нелегких условиях, становиться «браконьерами». Что делать им, когда рыба основной источник питания? Рыба для жителей Крайнего Севера – это «хлеб», который, без преувеличения, подается к столу в каждом доме и практически каждый день. Надзорные органы, объясняя запреты и штрафы, говорят о сохранении биоресурсов. Давайте подсчитаем. В северных улусах примерно проживает 4-5 тысяч населения, из них человек 400-500 представители КМНС и может быть человек 200-300 ловят рыбу и не в промышленных масштабах, а для собственного пропитания. Какой вред они могут нанести экосистеме! Получается сохранение рыбы или медведя выше жизни человека. Сегодня много слышим о нашествиях медведей, участились случаи нападения на людей. Но ведь пока медведь не задерет человека, никто не имеет право пристрелить его, хлопот не оберешься выплачивая полумиллионный штраф, еще и уголовное дело заведут. А человеческая жизнь, получается, ничего не стоит. Так и с рыбой, живешь на берегу реки, а выловить ее, чтобы прокормить себя, семью, не имеешь права. Рыба ценнее человеческой жизни. Все знают какие цены на продукты на Севере, на одной тушенке, которая, кстати,  недешевая, не прокормишься. Закон «О рыболовстве» говорит, что приоритет государство дает тем, для кого ловля рыбы – основа жизнедеятельности, почему же коренные малочисленные народы Севера в последнее время выставляют браконьерами, почему вынуждают жить впроголодь?

Из письма Дмитрия Бегунова в адрес Ассоциации юкагиров, где он описывает случившееся с ним: «Когда мы вышли из ледника, мне стало плохо с сердцем от обиды, что приехали люди, отобрали рыбу и уехали, а я остался без еды. Я себя почувствовал беззащитным в своей родной тундре, где я родился в яранге, вырос и прожил 71 год, и где я считал и считаю тундру своим родным домом. 45 лет я отдал оленеводству, из них 15 лет был передовым бригадиром. За что был награжден в 1967 году знаком «Отличник сельского хозяйства РСФСР», в 1984 году орденом «Знак Почета». И за все старания мои, государство вот так меня отблагодарило. Мы — малочисленные народы с молоком матери питались и питаемся только дарами тундры, потому что мы с вами дети этой природы, а сейчас государство сделало нас браконьерами. Сейчас едем в тундру, там покушаем рыбу и возвращаемся обратно в Черский. А ведь в поселке у нас дети, которые тоже хотят кушать свою родную пищу. Вот и приходится тайком везти 4-5 рыбки, чтобы прокормить семью».

Ветеран негодует и хочет спросить у власти, почему же в период нереста идет промышленное рыболовство, а местным жителям нельзя ловить рыбу для пропитания.

Владимир Слепцов, глава общины из Аллаиховского улуса, вначале совещания в своей речи призывал всех присутствующих к конструктивному диалогу, чтобы сообща нашли выход из сложившейся ситуации. К концу же встречи, послушав всех, пришел к неутешительному выводу: «Пока коренные малочисленные народы Севера живы — эта волокита никогда не закончится. Остается нам всем исчезнуть, тогда и проблем не будет».

Тем не менее разговор состоялся, стороны выслушали друг друга, предложения зафиксированы, договорились о взаимодействии, вести разъяснительную работу среди населения, писать обращения и жалобы на случаи превышения должностных полномочий со стороны представителей надзорных органов, вносить инициативы в федеральное законодательство по рыболовству, чтобы изменить ситуацию.

PS. Дело по Бегунову Д.Н. передано в МВД РС(Я), ведется следствие. На данный момент он уже выплатил половину штрафа, чтобы выплатить вторую половину — ждет пенсии.

 

Ирина КУРИЛОВА

 

 

 

2 Комментарии

  1. […] Напомним, в июне 2019 года старейшину юкагиров обвинили в браконьерстве. Из погреба на его участке сотрудниками Росрыболовства и транспортной полиции п. Черский были изъяты 4 рыбы и выписан штраф в размере 43 500 рублей. При этом обыск был произведен незаконно и протокол был оформлен с нарушениями. На Бегунова было заведено уголовное дело. […]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *