Уроки гражданской войны в Якутии

Вооруженные выступления 1921-1922 гг. носили не только антисоветскую классовую направленность, но и имели широкий социальный характер. Повстанчество возникло в обстановке глубокой экономической разрухи, нерешенности вопросов о создании якутской государственности и допущенных серьезных ошибок военно-политического руководства, которые выражались в проведении политики изоляции и классового расслоения тойонов, в игнорировании национальных и исторических особенностей в развитии Якутии. Несмотря на это, среди народа был заметен некоторый сдвиг к позитивному пониманию политики молодой якутской республики. Эти настроения активно проявились после вторжения дружины Пепеляева на территорию Якутии.

Об отдельных примерах этих настроений,  проявленных  представителями простого народа, я хочу вкратце  изложить в этой статье. Как бывший советник КГБ СССР  в Афганистане, войну знаю не понаслышке, привык анализировать каждый факт, который может внести ясность в произошедших событиях. Только ретроспективный анализ исторических событий может приблизить нас к истине. Мы должны ощутить ту атмосферу, особенность тех или иных  деталей, вынудивших принимать те или иные решения.

 

О походе Строда на Амгу

В самом начале похода из Петропавловска отряд Строда  наткнулся на засаду Артемьева. Хорошее знание многочисленных дорог в тайге местным проводником отряда Строда спасло красноармейцев от прямых стычек с врагом и с возможными потерями в живой силе. Они обманули  опытных охотников-тунгусов, которые были в отряде Артемьева и обходными путями продолжили путь на Амгу.

Очередную, на мой взгляд, трагедию на дороге удалось предотвратить  благодаря предупреждению и совету члена сельского совета Аммосова Николая Гавриловича, который указал алас Саһыл-Сыһыы, как возможное место обороны. Крепкие лиственные дома, расположенные в аласе, пригодились для сооружния временного укрепления с использованием балбахов и других подручных средств.  Строд впоследствии писал: “Без таких укрытий (он имеет в виду дома Саһыл-Сыһыы – К.К. Книга  И. Строда “ В якутской тайге»,  стр. 195) мы были бы в один день перебиты занявшими соседние опушки леса белыми. В Саһыл-Сыһыы же нужных нам балбахов было достаточно “. Таким образом,  можно сделать вывод, что этот поступок простого якута, проживавшего недалеко от Саһыл-Сыһыы, сыграл неоценимую роль в спасении отряда. Кроме того, он с соседями Кармановых помог в обеспечении стродовцев мясопродуктами и разными домашними вещами и утварью.

Его близкий родственник Аммосов Д.П., якутский Сусанин, увел одну роту под командованием одного из подполковников далеко в тайгу, в результате чего это подразделение не смогло принять участие в решающей атаке белых.

Еще в 1920 г. Николай Гаврильевич спас раненого красноармейца, перетащив его по тонкому льду р.Амга на санках. Умер Аммосов в 1943 г.

 

О разведчиках

В разных источниках пишут, что разведчики Строда доставили донесения до командующего вооруженными силами Байкалова до его выхода из города. Однако Константинов был схвачен в плен в первые дни осады, а Мирушниченко и Вычужин не успели  дойти до Якутска.

На четвертые сутки пути из Бютейдяха к Амге разведчики привели Байкалову, как он сам писал: “ …каких-то  двух подозрительных “типов”. Я спичкой осветил лица “типов” и невольно содрогнулся. Слезы текли по их лицам, неизвестно когда мытым. Их одежда была оборвана и на них висела клочьями. Они сообщили, что имеют от Строда записки, заделанные в камусы. Они еле держались на ногах. В записке было написано: “Нахожусь в верстах 18 северо-восточнее Амги, близь Абаги, местность Саһыл-Сыһыы. Занимаем три юрты. Прибыли 13 февраля 1923 г. вечером, …многократные  атаки  пепеляевцев отбиты. Можем держаться еще дней 15, после чего кончается продовольствие, и мы тогда взорвем  все на воздух». 27 февраля 1923 г. Строд».

Так кто же оперативно добыл свежие разведданные  и доложил руководству регулярных частей Красной армии? Это сделал политрук, командир конной разведки уроженец Сунтарского улуса 34-летний член партии с 1918 года Иванов Семен Георгиевич.

Е.И. Курашов писал в своем воспоминании: “Тов. Иванов С.Г. в 1922-1923 гг. во времена пепеляевщины находился в рядах Красной армии, во вверенной мне группе Восточного боевого участка в должности политрука роты. С появлением Пепеляева в Амге, т. Иванов по моему заданию добровольно выехал в разведку из с. Чурапча через Сулгачи окольным путем в Амгу с целью разведать, где находится  отряд И. Строда. … сумел достигнуть данной цели, т.е. обнаружить  осадное положение отряда Строда, что и посодействовало ускоренному освобождению отряда. За эту разведку… и за доставку ценных оперативных сведений т. Иванов С.Г. был представлен к награждению орденом  Красного Знамени».

В именном списке представленных к награждению орденом Красного Знамени за №14  от 1 июня 1923 г. значится Иванов С.Г. (запись «якут, политрук» выделена в списке Е.И. Курашовым) . Это несмотря на то, что Иванов попал в плен к пепеляевцам в  ночном бою в местности Элэһин в конце февраля 1923 г. Освобожден от плена 2 марта 1923 г. при взятии Амги красными.

Только получив достоверные разведданные своего командира о положении отряда Ивана Строда, Курашов решил не действовать строго по букве приказа  главнокомандующего войсками Байкалова подойти в Бютейдях и вместе выступить в Амгу. Он самолично  повел свой отряд  прямо в Саһыл-Сыһыы. Каждый военный знает, какие последствия могут быть за невыполнение военного приказа. А тут в такое напряженное время гражданской войны в условиях Крайнего Севера, когда каждый неверный шаг в военных маневрах мог привести к катастрофе, Курашов сознательно раздвоил мощный кулак, направленный на Пепеляева на две части. Остановить его Байкалов уже не мог, так как его подчиненный был уже на марше.

Как знаете, в то время радиосвязи  между отрядами не было, телеграфная связь была нарушена. В этой ситуации возникла угроза, что Пепеляев получит шанс по отдельности разбить красные части.

 

О Пепеляеве

Как можно вторгаться на территорию суверенного государства, не имея данных глубокой разведки и тем болеее политической обстановки?  Его обманул Куликовский (даже в своем письме к нему соврал)  что в Вилюйском округе поднял повстанчество Ксенофонтов В.Г., там никакого Ксенофонтова В.Г. не было, а действовал  Павлов Петр Трофимович. Куликовский писал, что Якутск взят. Как все знаете, белоповстанцы под командой корнета Коробейникова никогда не брали Якутск.

Пепеляев поверил якутским купцам типа Галибарова, Кушнарева, Никифорова, которые впоследствии во время военных действий занимались вопросами личного обогащения. Некоторые представители якутской интеллигенции подсунули ему липовую политическую информацию, нужную для  генерала, что как будто народ только и ждет военную силу во главе с Пепеляевым. Информация не носила характер аналитического документа, генерал поверил одним только словам. В итоге, прибыв в Аян и узнав истинное положение дел, генерал засомневался и у него появилось желание возвратиться во Владивосток. Видимо, Бог не подсказал ему принять правильное  решение — тогда бы не случилось этой трагедии.

Судя по материалам дневника  А. Соболева, во время голодовки (трех с лишним месяца) в Нелькане, когда пепеляевцы вынуждены были есть ворон и собак, а также 40 сохатиных шкур, многие написали рапорта об отправке обратно во Владивосток: генерал Вишневский, офицеры полковники Леонов — нач. штаба (человек без идеи и инициатив), Рейнгард, Цевловский в отсутствии Пепеляева  пьянствовали.

Когда Соболев сообщил об этом генералу, последний прервал его, сказав: «Ложь!». Об этом говорили и сами рядовые добровольцы: воруют, ведут себя низко, офицеры позволяют  ругать себя простым солдатам матерно.

Еще на Второй речке (название местности Владивостока — К.К.) и в Аяне Пепеляев предлагал слабым вернуться, теперь же никаких разговоров об отправке не должно было быть, отсюда один выход сказал генерал: или в могилу или в сумасшедщий дом.  Для поднятия морального  духа офицеров решено было организовать отрядный суд офицеров. После таких событий Пепеляев тоже мог вернуться обратно, но поезд, как говорится, ушел, он знал о захвате красными Приморья, пароход  “Томск” с дополнительным вооружением  и теплым обмундированием, с продуктами не вернулся  с Владивостока. Генералу оставалось мобилизоваться и двинуться вперед.

Характеристика Пепеляева А.Н.  со слов  «Ратника”: “ как человек он безусловно выделяется и стоит гораздо выше окружающих его во всех отношениях и заменить его и управиться с отрядом, который представляет из себя разношерстный сброд (в большинстве случаев даже преступный), никто не в состоянии. По службе и вне службы строг, горяч и жестокий по натуре. Не стесняясь, бьет если нужно, даже офицеров лично. Окружает себя  людьми, знающими якутский язык, тунгусский и другие наречия, учит даже сам их, держит для себя лично проводников, знающих дорогу к Охотску и Аяну и если увидит, что пора бежать, спасать себя, то, не задумываясь, бросит отряд и постарается исчезнуть. Возраст 29-32 года. Все выше изложенное я написал из личных наблюдений, из бесед генерала с приближенными и со слов, знающих его давно. “ 17/2 -23г.” Ратник”(Материалы Архива ФСБ РФ по РС (Я)).

Очень много сил и времени у  Пепеляева отняли проблемы продуктового снабжения, транспорта  и дисциплины. И в подтверждение моих слов привожу слова  из дневника  А. Соболева: ”14 декабря в 7 вечера генерал приехал в штаб вместе с полковником Шнапперманом и Малышевым. Генерал много рассказывал. Он еще пополнел, но выглядит стариком, под глазами мешки, еще больше оброс волосами. “Думаю много”, — сказал он мне, когда я ему сказал, что он сильно постарел. Далее Соболев пишет, что страдает раздвоением воли. “ Вот это верно,  я давно  еще в дневнике написал это. Затем у меня еще есть и другая черта: у меня нет вкуса к жизни. Бывало,  другие идут в театр, веселятся, а у меня сейчас вопрос является — зачем это”. “Я (Соболев) видел, что он ни на что не может решиться, мучается и ждет выхода, помимо всего его одолевают вопросы, думы о семье. “Я уже поставил крест на личной жизни. Живу сейчас под впечатлением оторванности от мира»”. Затем Соболев пишет: “Я отказываюсь от назначения  на должность пом. начальника  снабжения, раз начальник снабжения лишен возможности проявить свои планы и уйду совсем из Дружины. Я не желаю принимать участие в движении и нести ответственность за движение, которое может вылиться в “пепеляевщину”. 18 декабря 1922 г. Соболев подал свое заявление. Желание это потом утихло, и начальник политотдела загорелся мыслью захватить Якутскую область, окрепнуть, увеличить численность войска, найти материальные ресурсы для похода в Иркутск. Он мечтал учредить орден Сибирской  ”Священной Дружины” исключительно для военных, а для всех других — орден Отечества  и орден Наций.

Мне не понятно одно: как, имея пятикратное количественное превосходство, занимая господствующую  высоту, генерал не смог победить отряд дважды раненного Строда, к тому же полностью лишенного обоза, парализованного для  проведения каких-то маневров, окруженного со всех сторон частями генерала. Горстка людей, окопавшихся на площади примерно 50 на 40 метров, оказалась не по зубам  Пепеляеву. После двух атак и больших потерь он не захотел крови ни своей, ни чужой. Решил взять измором, зная тяжелое положение осажденных. Ему нужны были как воздух боеприпасы Строда. По моему мнению, будь на месте Пепеляева А. Колчак, он, наверное, разбил бы отряд Строда.

 

О Строде

Итоги военного похода экспедиционного отряда Строда в Вилюйский округ в июне-сентябре 1922 г. свидетельствуют не только о военном искусстве кавалера Георгиевских крестов и 3-х орденов Боевого Красного Знамени, но и о незаурядных дипломатических,  человеческих качествах  И.Я. Строда. Об этом я опубликовал статью 23 февраля 2006 г. в газете “Якутия” под названием “Иван Строд — командир и дипломат”.

Никто из красных командиров не вел столь длительные переговоры с лидером повстанческого движения,  связанные с риском для своей жизни. 13 августа он пишет Павлову”… Ваш протокол пока в Вилюйск не передаю, так как заранее знаю, что последует ответ прекратить всякие переговоры и открыть военные действия”.

Строд не хотел крови, ни своей, ни чужой. Он сумел найти выход и большой отряд сдался без боя, хотя каждая из сторон имела свои преимущества. Могло пролиться немало людской крови. Строд: «Николай дурак был, но умно сделал, что якутов не брал в солдаты, тогда здесь были бы сотни фронтовиков, и посылай сюда хоть сто Стродов, они ничего не сделали бы”. Строд стал популярным, любимым героем у жителей Вилюйского округа. Жители Хочинского и Сунтарского улусов с огромной благодарностью провожали отряд Строда в Олекминск.

Калистрат Афанасьевич КИРИЛЛИН, ветеран органов госбезопасности, краевед.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *