Весенние заботы себянских оленеводов

 Получить приплод и сохранить поголовье

САХА-ПЕЧАТЬ, Илкэн. Сейчас в оленеводческих бригадах самая «горячая» пора, от того сколько приплода получат оленеводы, зависит будущее поголовье хозяйства. Отел важенок — это одно из ключевых событий в традиционном хозяйствовании северян. Начался он с середины апреля и продлится до июня.

Как и в других общинах в ТСО КМНС-Э «Себян» оленеводы Евгений Игоревич Захаров, Иннокентий Петрович Кривошапкин и Андрей Борисович Захаров отделили маточное поголовье на речку Ховтэн, на которой издавна телятся важенки. Олени сами нашли и облюбовали это место. Видимо, ведомые своим особым чутьем они угадывают пригодную и приспособленную лощину, не продуваемую ветрами. Но в этом году пока еще не родился ни один тугут (олененок), это из-за того, что осенний гон запоздал. Хоры (взрослые самцы) и мойка (годовалые самцы) перегнали вместе с домашними оленями с местности Эндыбалчан в Аранасандьа.

Иннокентий Петрович Кривошапкин, оленевод ТСО КМНС-Э «Себян»

Иннокентий Петрович, ему 41 год, с малых лет кочует по верховьям рек и местностям Хяйэмчэн, Чора, Масака, Мукалкан, Хярдьак, Чочумбал — родовому урочищу Кривошапкиных и Захаровых. Он рассказывает, что могилы предков, известных шаманов на местности Ньонтомо по сей день охраняют эти территории, незримо помогают потомкам. В этом месте в лесу на пригорке до сих пор сохранились посохи старейшин — «hавди чукучални», прислоненные к дереву. Их никто не трогает, это табу, даже громко об этом не говорят.

На днях Иннокентий Петрович сообщил, что волки растревожили все стадо и разогнали домашних оленей. Как начнется отел, пастухи днями и ночами находятся с оленями, посменно ходят, ни на один час не оставляют без присмотра, чтобы защитить их от хищников и медведей.

Хищники — это росомаха, лисицы, волки, орлы. Даже ворона может прилететь и клюнуть в лоб тугута, если мать отлучится на время. А важенка имеет особенность бросать олененка, если к нему притронулся чужак. Медведь самый опасный зверь, он голодный после спячки и за час может задрать и собрать горы новорожденных тугутов, чтобы закопать про запас. На волков оленеводы ставят капканы, но пока ни один не попался в этом году, сетуют они.

Другой оленевод общины «Себян» Степан Петрович Лавров рассказал, что у них где-то чуть больше 300 голов: «В оленеводстве настали тяжелые времена, упадок стал заметен где-то лет 9-10 как. Волков раньше травили сильными ядами. В то время и уколы ставили всем оленям, сейчас – нет, ветпрепаратов не хватает».

Свой трудовой стаж в оленеводстве Степан Петрович начал с 16 лет. В первом стаде два года в тайге работал безвылазно до 18 лет. Как он признается, тогда старики, можно сказать, силком отправили в поселок навестить родных, сказали: «Такой молодой, как без общения живешь».

«Это призвание быть оленеводом, у человека душа должна тянуться к этому делу, он должен знать повадки оленей, по их натуре, беспокойному поведению угадывать, что олень заболел. Они ведь как люди, все разные. Несведущие удивляются, как можно по одному взгляду на стадо определить, сколько голов не хватает, сколько отбилось», — говорит Лавров.

Раньше пастухов было много и старики были как гарант стабильности, вспоминает Степан Петрович: «Это ошибка была, что отлучили старейшин от стада. Пришел указ, что пожилые не должны работать в стаде. В 90-е годы если потерялось 70-90 голов это было ЧП (чрезвычайное положение, прим.ред), а в последние годы нормой стала нехватка 200-300 голов. И не скажешь, что оленеводы не смотрят за оленями. Я сам удивляюсь, куда деваются? Анализируем ведь, ищем потери. И следов никаких нет, бесследно пропадают. Это ведь целое стадо, и волки 300 голов не съедят, и пастухи не забивают столько. Все ведь на виду, если кто-то куда-то увезет, известно стало бы».

Он говорит, что в последнее время строго придерживаются норматива, если мало голов оленей, то и численность пастухов должна быть меньше. Но опытный оленевод считает, что два работника никак не удержать стадо в 200-300 голов, если мало оленей, они наоборот разбегаются и трудно за ними присматривать.

«За большим стадо легче смотреть, они не такие проворные, конец все равно тянется и знаешь, где передние. А если мало оленей, они в разные концы разбредаются. Олени не размножатся, потеряются все. И условия для оленеводов необходимо создавать. Ведь и отдохнуть им надо, хотя бы 4 пастуха должно быть. С нами 3 старика-наставника было и 4 молодых ребят. В две смены работали, и деды помогали, и школьники. Сегодня в 10-м стаде всего 1-2 пастуха, остальные договорники. Лето настанет, как им удастся удержать все стадо?», — тревожится Степан Петрович.

Отел важенок сейчас проходит на местности Кунтокэндьэ. Там же находится стойбище оленеводов. В начале июня, до появления комаров, пастухи соберут всех оленей и начнут кочевать по летним маршрутам. Заботы оленеводов не убавляются. Начинается ночное и дневное дежурство. В этом им помогают студенты и школьники, приехавшие на каникулы.

Основные весенние заботы оленеводов — получить как можно больше тугутов, задача — сохранить приплод. Летом одолевает когус (бронхопневмония) и копытка (некробациллёз). В жару олени кружатся на одном месте — явтакла, их приходится сгонять на водопой и кормежку. Дни жаркие, а ночи холодные. Вот и болеют олени. Еще одна напасть — наводнения, вода может внезапно прибыть, горные реки коварны и опасны. И почти круглый год одолевают волки. Вот такие заботы у оленеводов.

 

Территориально-соседская община малочисленных народов Севера – эвенов «Себян» специально для «Илкэн»

 

Фото предоставлены ТСО КМНС-Э  «Себян»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *