Всегда жили с верой в лучшее

Летом 1941 года Валя Ефремова окончила 9-й класс в родном Вышнем Волочке, а уже в сентябре, приняв присягу в подмосковных Горках, была зачислена на службу в Головной эвакоприемник 167-й ударной армии. В рядах 4-й ударной младший сержант медицинской службы Валентина Ефремова участвовала в обороне Ленинград, в прорыве блокады, освобождении Прибалтики. Войну завершила в 1945 году под Кенигсбергом.

Валентина Васильевна награждена орденом Отечественной войны II cтепени, медалями «За боевые заслуги», «Дочери Отчизны», «За освобождение Белоруссии», «За победу над Германией», «За патриотическое воспитание среди молодежи», знаками «Отличник санитарной службы», «За вклад в развитие Республики Саха (Якутия», «Гражданская доблесть».

Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян писал после окончания войны: «То, что сделано военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика остается олицетворением великого гуманизма, мужества и самоотверженности».

Наши потери в Великой Отечественной войне могли быть куда более сокрушительными, если бы не подвиг людей, боровшихся за жизни раненых и больных воинов. Большинство медиков – это женщины, матери, сестры, дочери. На их плечи легла основная тяжесть военных будней. Ведь почти все мужское население находилось на передовой. На их долю выпало испытаний не меньше, чем на передовой. Был приказ Георгия Жукова: «Раненых на поле боя не оставлять!» – и они не оставляли. По крайней мере, делали для этого все, что могли, и намного больше.

Как выносили раненых с поля боя? На плащ-палатках, на носилках, на себе, ползком, под огнем артиллерии, под пулеметным огнем. И, как правило, первая медицинская помощь истекающим кровью раненым солдатам оказывалась прямо под огнем. Больше половины  медицинского состава были женщины. Многие из сандружинниц и санинструкторов не дожили до Великой Победы, поскольку даже после боя медперсонал оказывался в опасности. Немецкие снайперы специально целились в тех, кто оказывал помощь раненым.

Эвакоприемник, в котором служила Валентина, постоянно передислоцировался за продвижением войск. Для приема раненых с передовой использовали полуразрушенные здания, в лесу рыли землянки, устанавливали палатки. При большом потоке раненых сутками напролет, без перерыва, оказывали первую квалифицированную медицинскую помощь и отправляли раненых в тыл всеми видами транспорта: на автомашине, железнодорожным составом и на телегах. Стояли всегда у железных, шоссейных дорог. Часто совершались налеты немецкой авиации, так как госпиталь располагался вблизи линии фронта.

  • На моих глазах подруга погибла. Мы грузили раненых в теплушки и носилки поднимали не с платформ, а прямо с насыпи. Поднимали по несколько человек, раненые ведь очень тяжелые. И тут нас обстреляла немецкая артиллерия. Бомбили часто, фашисты же специально за Красным крестом гонялись. Это мы поняли не сразу, вначале знак вывешивали, а потом стало понятно, что это мишень, за которой охотились.

Когда теряли раненых, было вдвойне тяжелее. Ведь они сумели остаться в живых на поле битвы, а тут погибали на наших глазах от случайной пули, артиллерийского снаряда, от полученных ран.

Такое не вытравить из памяти. Первый случай был в начале войны, когда мы в Горках стояли, и я впервые увидела так много раненых. Один летчик лежал весь израненный, и мне сказали сидеть рядом, хорошо следить. Села на табуретку и боюсь шелохнуться. А дело уже шло к ночи, я сижу и думаю: скоро утро, и, видимо, заснула. Уткнулась в ноги, а когда разбудили, он уже холодный был. Такой ужас я испытала… Сейчас мне кажется, что такого не вынесла бы, с ума бы сошла. У меня уже ранена душа и сердечко ранено.  В 92 года у меня операция была, две грыжи образовались от тяжести. Поломанная вся.

В январские дни, по сложившейся традиции, в гостеприимной квартире Валентины Васильевны много народу. У нее много верных друзей, спешащих поздравить с Новым годом и днем рождения. Среди них – командиры и бойцы военно-измерительного комплекса Воздушно-космических войск, взявших шефство над ветераном войны. Валентина Васильевна, хоть давно не покидает пределы квартиры, передвигается на коляске, не раз гостила в части. После недавнего визита с подругой по фронтовому клубу «Катюша» Раисой Васильевной Федоровой молодые воины долго не могли сомкнуть глаз, настолько они были впечатлены силой духа и оптимистичным настроем седовласых защитниц Родины.

– Они все для меня как сыночки, за столько лет как родня мне стали. Столько цветов у меня бывает и в январе, и в мае. Я для них вдохновение, так же, как и они для меня.

Начало нового года всегда очень волнующее время. Есть что-то очень символичное в наступившем новом году. Даже в самом его написании – 2020 – есть что-то необычное, какая-то гармония, одухотворенность, какой-то высший смысл. Мне кажется, не только я, но и весь народ в ожидании чего-то лучшего. Слишком многое нами пережито. Пережили четыре страшных года войны, годы восстановления от разрухи, параллельно поднимали детей. Потом какой-то разлад у нас в Союзе произошел. И это прошли, пережили. И снова очень тревожная обстановка в мире, некоторые даже находят аналогию с предвоенными сороковыми. Но мы – сильные люди, помнящие, какой был хороший сплотивший нас воедино союз, и мы стараемся все делать мирным путем. И в первую очередь потому, что прошли очень большую войну. Ни одна страна в мире не прошла такие страшные испытания, какие выпали на Советский Союз. Мы вынесли такие потери, такой урон, ведь полстраны, до самых уральских гор, было разрушено.

Выстояли, победили, и сейчас  вот живем ожиданием великого праздника – 75-летия Победы.

Ключевое слово – выстояли, и я никогда не сомневалась, что мы победим.

Мы же всегда на плаву, что бы ни происходило. Мы очень трудолюбивый, сплоченный народ, и перед войной нам дали возможность ощутить, каково это – жить равными среди равных, испытывать чувство, что мы – часть большой, дружной семьи. Мы жили с верой в прекрасное, светлое будущее и защитить Родину было осознанным желанием.

Когда началась война, появился плакат «Родина-мать». Да, мы шли защищать  семью, матерей. И чтобы не быть рабами. Я помню, как бабушка рассказывала про свою мать, которая была крепостной.

Наше поколение, которое уже уходит от вас, самое хорошее было. Добрые, доверчивые, открытые. Надежные. Я ведь 4 года была на фронте, с 17 до 21 года. Мы были как одна семья, плечом к плечу стояли. Все были равны и все друг друга уважали. Врачи не кичились перед санитарами. Не разделялись по национальности, у меня школьные подружки были украинка, татарка, башкирка и еврейка. Мы и не различали, кто есть кто.

И на фронте так же. Были с Ленинграда, Москвы, Вышнего Волочка. После войны долго переписывались. У всех были семьи, все благополучно сложилось. Душевная, духовная связь была. Очень жаль, что после войны не встретилась с ними, мне после контузии запретили летать на самолете. Сейчас вот поезда пошли, с удовольствием бы поехала на встречу с однополчанами, но никого в живых уже не осталось, ведь они все были старше меня.

И сейчас, став старше всех – однополчан своих; отца, вернувшегося с войны, но умершего от ран в госпитале; брата и сестры, погибших смертью храбрых на полях сражений; пережив смерть любимого мужа, участника и инвалида войны, с кем дожили до золотой свадьбы, Валентина Васильевна остается источником вдохновения для сына и дочери, пятерых внуков, девяти правнуков и двух праправнуков и всех тех, кто хоть раз оказался рядом с ней и почувствовал тепло ее огромного сердца.

Людмила АСЕКРИТОВА.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *