Якутская область: с третьей попытки

В апреле 1805 года Якутия выделилась из состава Иркутской губернии в отдельную область. О том, что этому предшествовало и что за этим последовало, читателям газеты «Якутия» рассказывает главный научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, доктор исторических наук Андриан Борисов.

«Ждите ответа»

– Зачинателем современного административно-территориального деления можно назвать Петра I, разделившего страну на губернии. Это оказалось более — менее оптимальной формой управления для такой огромной территории, на которой сложно установить единообразие.

На Руси традиционным делением со времен Ивана Грозного были уезды, и Петр их сохранил, но «понизил в ранге», учредив губернии (провинции).

Иркутск стал центром одноименной губернии, потому что был значительно ближе к Москве, и к тому времени туда из центральной части России переселилось достаточно большое количество крестьян.

Для власти это было удобно – сообщение легче. Нам же приходилось сложнее, главным образом, по причине излишней бюрократизации. Чуть не каждый шаг надо было согласовывать с Иркутском – даже строительство отдельных зданий, если они предназначались под присутственные места. То есть, мало было сделать проект и составить смету, например, Воеводской канцелярии или церкви, надо было ещё ждать одобрения губернского центра. Назначение чиновников тоже происходило по согласованию с Иркутском, причем неважно, о ком шла речь – об исправнике округа, обладавшем большей властью, чем современный глава улуса, или о рядовом судье. Желаете учредить школу? Ждите ответа. И это растягивалось на долгие месяцы.

Купцы свои подряды покупали тоже через Иркутск.

Конечно, это было весьма и весьма неудобно, и постепенно полномочия передавались на места.

На дальнем пограничье

– Вообще, если говорить о Якутии, то впервые ее выделили в отдельную область ещё в конце XVIII века, если быть точнее, в 1783 году, при Екатерине II. Однако Павел I, взойдя на престол, области упразднил, и Якутская область была восстановлена лишь через четыре года после его смерти, в 1805-м.

Но свой губернатор появился у нас только в 1851 году. Правда, губернаторствовал действительный статский советник Константин Никифорович Григорьев не очень долго, всего четыре года. Назначили его на эту должность в сентябре 1851-го, а добраться до Якутска и приступить к исполнению своих обязанностей он смог лишь в начале апреля 1852 года.

До его прибытия бразды правления находились в руках старшего советника Якутского областного правления, чиновника особых поручений Главного управления Восточной Сибири, надворного советника Бернгарда Васильевича Струве. Он же заменял Константина Никифоровича и во время болезни – к примеру, с мая по июль 1852 года.

Губернатор Григорьев немало сделал для обустройства Дальнего Востока, заселив, скажем, Якутско-Охотский тракт, относившийся в то время к Якутской области. Хотя с Охотском в этом плане то и дело возникала чехарда – то его вводили под юрисдикцию иркутского губернатора, то выводили.

Кстати, именно с Охотском связана побасенка о том, как Григорьев покинул свой пост. Подчёркиваю, что это именно побасенка, как оно было на самом деле, сейчас определенно сказать нельзя. Достоверно одно – во время Крымской войны англичане и французы задумали высадить десант на Охотском побережье. И якобы Григорьев выразил недоумение, когда ему было предложено организовать оборону, мобилизовав якутов, за что и был снят. Но документальных подтверждений этому нет. Анекдот, не более, зато наглядно показывающий значение Якутской области.

«Близко к государю»

– Надо отметить, что власти с самого начала понимали: Якутия – территория, требующая особого управления. Во-первых, расположена далеко, во-вторых, огромная, но малонаселенная, в-третьих, богата пушниной и полезными ископаемыми, в-четвёртых – пограничье.

Дальний Восток присоединили лишь во второй половине XIX века, а до этого Якутия была пограничной территорией. Следовательно, губернатор Якутской области был в том же положении, что и губернаторы Кавказа и Средней Азии.

Сразу после присоединения к России Якутия получила статус уезда, но это был особый уезд, его иногда называли разрядом. Для лучшего понимания можно провести аналогию с Казанским разрядом, в который входили все Поволжье и Оренбург, и где воевода обладал огромными полномочиями.

Служба в Ленском (Якутском) разряде была почетной, туда стремились попасть представители знатнейших родов. Так, в разное время на воеводстве у нас были князья Волконский и Приклонский, а одним из первых воевод Якутского острога был царский стольник Василий Пушкин. Что касается Волконского, он был ближайшим сподвижником царя Алексея Михайловича.

Соответственно, якутские князцы осознавали, что стоят близко к государю.

Поэтому, когда в виде промежуточной стадии между ними и царем возник Иркутск, они, разумеется, стали этим подчинением тяготиться. Быть под управлением чиновников среднего звена после царских сподвижников унизительно. Разумеется, подчиняться более высокому начальству они хотели и для того, чтобы блюсти свои интересы.

Деятельность первого головы Кангаласского улуса, потомка Тыгына Софрона Сыранова и головы Борогонского улуса Алексея (Сэсэна) Аржакова, два года добивавшегося аудиенции у Екатерины II и представившего ей свой «План о якутах с показанием казенной пользы и выгоднейших положениев для них», была связана именно с этим. И Степную Думу тоже учредили для этого. Но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *